«Большинство людей счастливы настолько, насколько они решили быть счастливыми»
Линкольн А.

Врач-сказочник Андрей Владимирович Гнездилов

3-81515_1_6

В Санкт-Петербурге живет и работает по уникальной авторской методике врач-кукольник Андрей Владимирович Гнездилов. Более трех десятков лет этот необыкновенный психотерапевт поддерживает своих смертельно больных пациентов с помощью кукол. Он учит людей получать удовольствие от жизни и, одновременно смиряться с неизбежностью смерти. Немного скульптор, во многом писатель, но врач по призванию, в 1990-м году Гнездилов возглавил первый в России хоспис, открытый в Лахте (район Петербурга), и с тех пор практикует арт-терапию именно там. Психотерапевтические сказки Андрея Гнездилова могут стать настольной книгой и гармонизировать взаимодействие с самим собой и окружающим миром.

Андрей Владимирович Гнездилов — доктор медицинских наук, профессор , почетный доктор Эссекского университета (Великобритания), председатель Ассоциации онкопсихологов России. Основатель первого хосписа в Советском Союзе. Автор многочисленных терапевтических сказок. Создатель практики терапии путем обращения к чудесному, сказочному измерению нашего бытия. Эта терапия имеет корни в «серебряном веке русской культуры» — работах представителей русской гуманитарной культуры начала XX века, в первую очередь, в практиках М.Волошина.

Немного истории

С детства очарованный сказками, Гнездилов всю жизнь собирает старинные вещи и хранит их в своей необычной квартире с башенкой в самом центре Петербурга. Зная об увлечении врача, знакомые дарили ему кукол. Когда в коллекции появился Синяя Борода, башенка получила зловещее название «Замок Синей Бороды». Но в ней не исчезают юные девушки. Если что-то и пропадает безвозвратно, так это тяжесть с души приходящих в башню людей. Здесь проводятся сеансы арт-терапии для родственников пациентов и медперсонала хосписа. Обычные люди оказываются в атмосфере настоящей сказки, примеряют старинные костюмы, разыгрывают волшебные сюжеты. Так они изживают многие мучающие их страхи и боль. Работая с пациентами хосписа по такому же принципу, Гнездилов помогает выбирать новые образы. Одна из его задач – дать понять безнадежно больным, что тело – только одна из составляющих человеческого существа, что с его смертью личность не исчезает бесследно, она остается на земле в своих творениях (сказках, картинах, музыке), и, конечно, в памяти людей.

Во всем этом Гнездилову помогают куклы. Иногда они становятся персонифицированными героями сказок, иногда добрыми друзьями пациентов, нередко молчаливо присутствуют на сеансах, помогая настроиться на нужный лад, раскрыться. Сейчас в коллекции врача более двухсот кукол. Большинство из них – фабричные, но есть и авторские, которые, безусловно, более полезны для арт-терапии в силу своей индивидуальности, а еще потому, что в такую куклу художник обязательно вкладывает кусочек своей души.

В соответствии с методикой Гнездилова, врач вместе с пациентом сочиняет сказки. По формальным признакам сказки эти самые обычные: в них действуют царевны и ведьмы, принцы и злодеи, добро неизменно побеждает зло. Но главный герой всегда наделяется биографическими чертами: страдает от определенного заболевания, видит особенные сны и т. п. Таким образом, завуалировано, читаемо только между строк, рассказывается история конкретного больного, а это помогает смириться с неизбежным и стойко переносить выпавшие на долю страдания. За умение подать реалии жизни как фантазию маленькие пациенты прозвали Андрея Владимировича доктором Балу, как доброго медведя из рассказов о Маугли. Под этим псевдонимом вышла в свет уже не одна книга сказок доктора.

Последний этап жизни человека видится Гнездиловым как очень важный, как заключительный аккорд

Человек смертельно болен. Вся реальность окружающего мира свидетельствует о том, что ему избежать смерти невозможно. Сознание, логика, опыт взрослого человека, сформировавшегося «я» не дают никакой надежды. C помощью экзистенциального терапевта в практике А.В. Гнездилова происходит сдвиг в экзистенциальном времени и на передний план выходит время детства, память детства, люди становятся как дети с детской творческой фантазией, открытостью миру, доверием к жизни. Появляется возможность веры в чудо, открывается новое ( 5-е) экзистенциальное измерение нашего бытия – измерение Чуда, и начинают разрешаться те проблемы, которые для взрослых — неразрешимы. Страх смерти исчезает. Формируются способности вынести неизбежные страдания, увидеть в них смысл и жить отмеренные дни с пользой для своей души и Вечности. «Полюбить страдания», «увидеть сакральный смысл страдания», по-новому осмыслить свою жизнь и бытие как таковое, — в этом направлении более 25 лет идет работа А.В. Гнездилова.

Вместе с пациентами пишутся терапевтические сказки, помогающие им осмыслить всю свою прожитую жизнь.Некоторые пациенты на этом этапе определяются — какое самое важное дело, которое они должны успеть сделать, отменив всё остальное. И его осуществляют. Создать пространство Встречи пациента с чудесным измерением его бытия: терапевтические сказки, куклы, экзистенциальный театр, колоколотерапия, антикварное пространство, включающее в себя костюмы всех времен и народов, старинную мебель и другие предметы старины. Часто пациенты пишут, что этот последний этап жизни стал её кульминацией.

_MG_0112

Андрей Владимирович Гнездилов и МИЭК

«Десять лет назад в МИЭК появилась новая учебная форма — «экзистенциальные путешествия». Как это произошло? Один из наших замечательных экзистенциальных мыслителей Андрей Владимирович Гнездилов – человек пожилой и, по состоянию своего здоровья, малоподвижный. При этом возможности его терапии тесно связаны с созданным им «антикварным пространством» в большой старой квартире Санкт-Петербурга, созданным им в этой квартире частным музеем со всевозможными удивительными коллекциями и созданным им (авторским) хосписом, который был первым советским хосписом, непохожим на то, что потом начало создаваться под этим названием. Он предложил: «Приезжайте ко мне. Ездить мне самому трудно, да и коллекции никуда с собой не возьмешь. Да и атмосфера в пространстве квартиры особая. Её тоже никуда не вывезешь». И мы пошли навстречу этому приглашению, сели в поезд, в плацкартный вагон, где купили билеты на кубрики рядом и места сбоку. И началась группа в пути. На пути к Гнездилову, — как восхождение на вершину. И на пути назад, — как спуск с горы. Если использовать метафорику из альпинизма. С тех пор такие группы проходят каждый год. Сложилась тема для этих «экзистенциальных путешествий» — «болезни близких», — из статьи «Экзистенциальный подход к подготовке экзистенциальных консультантов» Есельсон С. (Россия), Зиновьева Т. (Россия)

Встреча со сказочником никого не оставляет равнодушным.

Вот что пишет в своей статье Т. Смирнова (Россия)

День первый. Встреча

Я вошла в фойе нового благоустроенного здания, которое сияло чистотой и ухоженностью. Новое здание, широкие коридоры, просторный актовый зал, в котором Андрей Владимирович читал лекцию, нежданно навеяли печаль. Я старалась не пропустить ни одного его слова, но силы покидали, а печаль нарастала. Вдруг лекция прервалась, и Андрей Владимирович пригласил нас в созданный им кабинет релаксациии, где тихо звучала музыка и мерцали маленькие лампочки. Он предложил нам удобно расположиться. Мне достался низкий упругий пуфик; верхний свет выключили, глаза мои наполнились слезами, и я тихо выплакалась. Печаль отступила, и на душе у меня стало спокойнее. Понимание причины такого моего смятения и печали наступило гораздо позже.

Фотографии встречи с доктором Балу

 pZGqVPTd0lo

R19VvlceFXU

IMG_1791

IMG_1807

IMG_1888

Поделиться с друзьями
Войдите на сайт, чтобы читать и писать комментарии!