«..Мы - живущие существа, и потому в определенной степени все мы - экзистенциалисты»
Бюджентал Дж.

О ЧУВСТВАХ

Определив ключевыми словами тему своей будущей статьи (чувство, психология чувств), я ввела их в поисковую систему Интернета. Однако среди откликов на мой запрос оказалось крайне мало психологической литературы, а на одном из сайтов обнаружилась цитата: «…но это чувства — а психология чувствами не занимается». Действительно, не совсем понятно, почему чувства, будучи частью психического, все же «выпадают» из поля зрения психологии?

Попытки ответа на этот вопрос могут быть примерно такими.

Во-первых, для психологии чувств не было подходящей парадигмы. В психоанализе основными единицами психического являются инстинкт, влечение, потребность и способ их удовлетворения, закрепленный в опыте. Степень развитости субъекта характеризуется способностью сознательного отражения этих элементов. Интроспекционизм, а в дальнейшем — гештальт-психология в большей степени ориентировались на процессы восприятия, мышления; в качестве движущей силы в психологическом пространстве определялись мотивы. В центре внимания оказалась мотивационно-ценностная сфера личности. Экзистенциально-ориентированные психологи больше, чем представители других направлений, говорят о переживании как о «клеточке» психической жизни, о смысле, однако проблема чувств и для них находится на периферии.

Другой причиной «игнорирования» чувств является то, что их относят к эмоциям. Их рассматривают как устойчивые предметно направленные эмоциональные проявления. В свое время Л.М. Веккер, вслед за Н. Ланге, называл эмоции «Золушкой» психологии (так до сих пор и не встретившей свою фею). Но, возможно, эмоциональные процессы станут более ясными, если мы будем отделять их от чувств.

В некоторых теориях чувства и эмоции различаются достаточно ясно. Так, К.Г. Юнг указывает на принципиально различную природу этих явлений: эмоции рациональны, чувства иррациональны. В.В. Клименко отмечает активность чувств и реактивность эмоций: чувство — акция, эмоция — реакция.

В самом деле, все мы знаем, что эмоциональный человек нередко без-чувственен, а человек, которому свойственна определенная глубина чувств, без-эмоционален. Вряд ли чувства и эмоции представляют собой экстраполяцию или интроекцию одного и того же качества.

Еще одной причиной, по которой чувства не рассматриваются в психологии, является, по-видимому, то обстоятельство, что они являются основой психики, непосредственным проявлением всех других ее качеств. Что может служить подтверждением этого заявления?

Даже если мы будем считать, что роль психики (здесь — не души) состоит в упорядочивании взаимодействия организма со средой, то по обе стороны этого взаимодействия мы увидим проявления чувств. Человек «чувствует» потребность организма и — с другой стороны — посредством органов чувств воспринимает объекты и их свойства во внешнем мире. Интересно отметить, что в некоторых направлениях психологии понятие «органы чувств» было заменено понятием «анализаторы», а восприятие рассматривалось как исключительно когнитивный процесс, испытывающий иногда влияние со стороны эмоциональных состояний.

Чувства сопровождают любую психическую деятельность. Чувства способствуют переходу от ощущения к восприятию целостного объекта, поскольку именно чувство лежит в основе способности к символизации, к нахождению метафор, аналогий. Ассоциативное мышление возможно благодаря чувствованию. Мы чувствуем «нечто», когда воспринимаем что-то, и это направляет наш ассоциативный поиск.

Чувства сопровождают процесс мышления как решения определенной задачи. Это и чувство несоответствия условий и цели, это и «чувство найденного решения», предвосхищающее само осознание этого решения, это, наконец, и интуиция, позволяющая «перекинуть мост» от известного к неизвестному.

Если рассматривать чувства как психическое явление, то к какому виду явлений оно относится? Если выбирать из трех классических видов явлений — процессы, свойства и состояния, — то, скорее всего, к состояниям. Однако дать определение «психическому состоянию» сложно. Это нечто интегральное (образующееся в результате действия некоторых сил-мотивов) и интегрирующее (создающее общий режим активности психических процессов), определенным образом связанное и с направленностью личности (как с потребностями, так и с системой ценностей), и с психическими («когнитивными») процессами. Исследование психических состояний — это исследование «динамических полей», особых психологических пространств и исчислений времени. «Состояние эмоциональной напряженности», «состояние стресса», «состояние разочарованности», «острого горя»; наконец, столь популярные сегодня исследования «измененных состояний сознания» раскрывают широкую палитру значений данного понятия.

В некоторых случаях слово «состояние» можно легко заменить словом «чувство». Например, состояние тревожности и чувство тревожности. И даже тогда, когда мы говорим о чувстве, то имеем в виду какую-то определенную ситуацию или другой внешний объект, которые и вызывают это чувство. Чувство любви, в отличие от состояния влюбленности, также подразумевает боqльшую внешнюю определенность, направленность на какой-либо объект.

Так, понятие «чувство» является смежным с понятием «отношение». Отношение в психологии рассматривается как определенная сила, потенциал, выражение интереса, непосредственная связь с объектами внешнего мира. Отношениями человек «укоренен» во внешнем мире. Отношение как эмоционально-волевое единство выражает свойство интенциональности человеческого сознания, устремленность души. Отношение представляет собой определенное «русло» взаимодействия психического с окружающим миром, его образа сопричастности внешним объектам. Образ этого взаимодействия строится по внутренним законам — чувствам, испытываемым человеком или обретаемым им во взаимодействии. Здесь — чувство любви, чувство прекрасного, гармонии, добра, ненависти… Чувства обретаются, определяются в отношениях и эти отношения затем регулируют.

Обобщая, можно сказать, что чувства являются выразителем сопричастности человека внешнему миру и, с другой стороны, мерой субъективной значимости объектов или явлений внешнего мира.

Чувства могут быть осознанными и смутными, неосознанными. Практикующий психолог неустанно задает вопрос клиенту — и что Вы (в определенный момент, в отношении этого человека…) чувствуете? Этим определяется проблема, субъективная позиция, а главное — определенная открытость человека по отношению к миру своих чувств, своему внутреннему голосу. И как часто мы встречаемся с «глухотой», или игнорированием, а то еще хуже — с отсутствием чувств — депрессией! Социальные нормы, усваемые в процессе воспитания и общения, способствуют развитию стереотипов как мышления, так и эмоциональных реакций. А чувства, будучи индивидуальными, уникальными психологическими образованиями, не являются основой для поступков и жизненных действий — по крайней мере, в большинстве случаев. И долгая дорога к себе идет через осознание своих чувств. В других вариантах, приближенных к духовным практикам, основой становится созерцание. Чувственное созерцание позволяет человеку стать открытым новому опыту и новым (или обнаруженным?) чувствам. Пожалуй, иного способа обучения вниманию к чувствам и расширения опыта переживания и нет. Чувства имеют настолько субъективную природу, что повлиять на них практически невозможно. Нельзя произвольно вырастить или выработать чувство ни у другого человека, ни у себя.

Чувства являются мерилом субъективной истинности явлений и событий. Человек либо верит, либо не верит истинности происходящего, в зависимости от того, насколько то, что он чувствует, является для него истинным. Такие духовные категории, как совесть, долг, вера значимы тогда, когда они представлены через чувства. Работа чувств представляет собой не просто защиту от неблагоприятных или разрушающих жизненных факторов, она создает основу для активности человека. Даже в простом случае, когда человек испытывает сомнения, он не будет столь активен и настойчив в достижении цели, как если бы он обладал чувством уверенности.

Знаменитое cogito ergo sum реально только тогда, когда я знаю, что мыслю (воспринимаю, понимаю, помню) Я. Не мне, не мною помышляется, но Я являюсь автором, активным деятелем и отражателем внешних явлений и событий. Не будет ли чересчур громким заявление, что чувства, испытываемые человеком, лежат в основе его самосознания? А субъективный мир — это мир чувств? А жизнь души — это изменение, обеднение, обогащение своих — индивидуальных (и общечеловеческих) — чувств? Обретение новых ценностей, нового взгляда на мир, иных отношений, иных смыслов совершается, прежде всего, благодаря работе чувств. И, наоборот, когда чувства молчат, не происходит ничего (в мире души). Отношение «Я–Ты» (М. Бубер) и представляет собой чувствование. Оно открыто и внешнему, и внутреннему миру. Когда «я чувствую…» является основой, это позволяют человеку изменять и себя, и свои отношения! А изменение отношений преобразует и внешний мир.

С.Л. Рубинштейн в работе «Человек и мир» говорит о комическом и трагическом отношении к жизни, рассматривая их как проявление мировоззренческих чувств. Если относиться к ситуации с достаточным чувством юмора, можно изменить отношение к ней, свое положение в ней, если с трагическим чувством — обрести определенные духовные ценности для себя.

Так, в жизни и деятельности души присутствуют различные чувства. Как правило, их разделяют на эстетические — характеризующие отношения человека к внешнему миру, и этические — характеризующие его отношения к людям и себе.

Психологическое развитие периода взрослости описывается через особенности изменения когнитивной сферы, смысловых отношений, рассматриваются различные жизненные стратегии и способы совладания с трудными жизненными ситуациями. В то же время диалектика чувств, переживаемых субъектом, и, в общем, лежащая в основе всех изменений, интересует разве что практических психологов. Экзистенциальная психология ближе других направлений подходит к определению роли и значения чувств. Так, например, Е.А. Золотухина-Аболина говорит о чувстве смысла жизни как о более значимом образовании, чем сам смысл.

Но изучение диалектики чувств — это сложная проблема. Чувства человека слишком различны по значимости, по степени ситуативности-универсальности, по направленности, длительности и т.д. Определенные чувства могут быть достаточно зрелыми и у детей, поэтому трудно говорить о том, что чувства в процессе жизни человека усложняются. Скорее, одни чувства становятся более согласованными с другими, способствуя обогащению духовного опыта. Отдельные веточки чувств срастаются в стволе дерева, корни которого находятся вверху, поскольку чувства — это иррациональная основа души, проявление ее духовной свободы.


Яновская Лариса — преподаватель кафедры психологии Донецкого института психологии и предпринимательства. (Данные об авторе — на момент выхода статьи)

Опубликовано в журнале «Экзистенциальная традиция: философия, психология, психотерапия», №8, 2006.