«Психотерапия – это не замена жизни, а ее генеральная репетиция»
Ялом И.

РАЗМЫШЛЕНИЯ НА СТУПЕНЬКАХ 10-ЛЕТИЯ РОДИТЕЛЬСКОГО КЛУБА «ТЕПЛЫЙ ДОМ»

Часть I. Выносить ли сор из избы?

Когда б вы знали, из какого сора
Растут стихи, не ведая стыда,
Как желтый одуванчик у забора,
Как лопухи и лебеда.

Анна Ахматова

«Не выноси сор из избы»… Все знают смысл этой древней метафоры: «Не болтай о том, что происходит в семье, не делай это достоянием всех». «Сор» — читай: ссор, обид, конфликтов, проблем. А куда ж это все девать? Годами накапливать? Доводить горы устаревшего хлама до плюшкинского абсурда? А ведь еще великий Вернадский, заглядывая в наше небезопасное в экологическом смысле время, предупреждал: «Ни один вид не может существовать в созданных им отходах». Если в качестве рабочего допущения мы представим СЕМЬЮ как нечто уникально живущее, то есть когда-то родившееся, растущее, взрослеющее, приходящее к зрелости и умирающее-продолжающееся в иной ипостаси, то нетрудно представить, что наряду с семейными радостями и ценностями в ней может существовать и нечто мешающее развитию, некий семейный сор. Вот этот мало привлекательный продукт жизнедеятельности и станет предметом наших сегодняшних размышлений.

Каждая семья имеет к тому же свое жизненное пространство (домишко ли, хоромы ли, уголок ли под неусыпными взорами тестя или свекрови); все — ДОМ: место, где взращиваются ценности и неизбежно (как ни мети!) собираются пыль и сор. Периодически требуется основательная уборка, чтобы стало светлее, яснее, чище! Иногда своих сил (целеустремленности, приверженности, знаний, опыта, терпения, выдержки) не хватает. Тогда, использовав все другие альтернативы, люди обращаются к профессионалам. Так некоторые и приходят в ростовский родительский клуб «Теплый Дом». Забегая вперед, скажу, что в этом и заключается суть осуществляемой там психологической работы: совместными усилиями сделать так, чтобы каждому человеку стало более светло и радостно в его собственном жизненном пространстве: не сразу, но постепенно, неспешно, вдумчиво. Вот для свидетельства и девиз клуба — стишок неизвестного английского автора; взятый мной из одной психологической книжки, он десятилетие уже поддерживает участников:

Путь к мудрости прост (говорю без улыбки) —
Он мной до конца досконально прослежен:
Сначала — ошибки, и после — ошибки,
И снова — ошибки, ошибки, ошибки.
Но — реже, и реже, и реже…

Улыбка все же к концу прочтения появляется, вместе с сомнениями: «Да, наверное, но это не мой случай», «А увернуться от ошибок никак нельзя?», «Мне бы хотелось, чтобы здесь давали советы, как идти вперед прямо и быстро». Но дело в том, что прямо и быстро многие уже шли. Теперь попробуем пойти в сторону здравого смысла. О каких же ошибках, засоряющих жизнь семьи, идет речь? Не нужно быть глубоким специалистом в области языкознания, чтобы почувствовать в слове ОШИБКА этимологический корень, означающий какой-то удар. Близкое по строению слово у-шиб — уже прямо говорит о столкновении, боли. Давайте посмотрим синонимы к слову ошибка. Это русские слова: промах, оплошность, погрешность, огрех, грех…

Понятно, что из всех жизненных ошибок в родительском клубе выбирают особые: промахи в воспитании детей. Их-то еще попробуй отСОРтируй от всего остального: так бывает все плотно сплетено! На первых занятиях всегда передается-перекатывается участниками из рук в руки туго закрученный КЛУБок шерстяных нитей как метафора житейских проблем, которые будут в КЛУБе рас-путы-ваться…

В.И. Даль в своем словаре приводит такую пословицу: «Свои грехи — за собой, чужие — перед собой». То есть своих промахов не видишь, они сзади, вне поля зрения. Зато чужие — на виду. Что происходит в группе? Сначала кто-то один (кому уже невмоготу этот свой грех сдерживать), потом другой, третий участник сбрасывают в круг для общей пользы свои ошибки (часто искусно замаскированные под несомненные добродетели), и вот уже есть материал, с которым можно работать: переворачивать, перелопачивать, сдабривать свежими идеями, превращая реальный родительский опыт в обновленную и плодородную почву для взращивания.

Встречи в родительском клубе позволяют человеку свои огрехи увидеть — таковы уж законы групповой работы. Заметил у другого и подумал: «А ведь это и мое тоже». Не сразу в этом самому себе признался: еще повозмущался, позащищался, вину на кого-то постороннего поскидывал, но УВИДЕЛ! (Кстати, в индивидуальной работе с клиентом такое самопризнание может прийти через более долгий путь). Вот здесь и есть шанс для дальнейшего реального прозрения человека и его «чудесного» само-ис-целе-ния. Впереди этап постановки новых целей, начинающийся с вопроса: «Ради чего (или кого) стоит в свою жизнь впускать эти хоть и заманчивые, но требующие немалых усилий изменения?»

Наводить порядок в доме, выметать сор из углов — дело малопривлекательное, порой неимоверно трудное. К тому же, оно дело убирать чашку кем-то разбитую — а если сам и разбил? Досадно, горько. Часто и семья не готова к переменам: жили ж раньше как-то с этим сором, и ничего — не умерли. Вот тут и требуется мужество. Мужество быть.

Часть II. ДОМ, который построили люди

Счастлив тот, кто счастлив дома.

Л.Н. Толстой

Пишу эти строки, приютившись у компьютера, но мысленно сижу на ступеньках красивого четырехэтажного здания, окруженного старыми друзьями-деревьями. На первом этаже этого дома расположен Центр диагностики и консультирования г. Ростова-на-Дону, а в одной из уютных светлых комнат — любимое место работы — клуб «Теплый Дом», где я десять лет являюсь ведущей родительских групп. Скоро по этим ступеням начнут подниматься новые люди (сентябрь — время набора группы), и я с волнением поджидаю их, вспоминая уже пройденное…

Тогда, одиннадцать лет назад, такая форма психологической работы с семьями была чуть ли ни единственно возможной: практическая психология еще не была так востребована, как ныне (да и ныне еще…). К тому же само слово КЛУБ было общепринятым, хорошо сохранилось в воспоминаниях старшего поколения (а в «Теплом Доме» есть еще группа бабушек и дедушек — опекунов).

Исторически так сложилось, что клубов и кружков в нашем Отечестве было много (от клубов альпинистов до кружков аквариумистов), но что-то не припоминаются клубы родительские. Хотя в конце восьмидесятых годов «Комсомольская правда» развернула было акцию по популяризации семейных клубов. «В настоящее время мы, видимо, стоим на пороге подлинного бума, — писала газета, — страна, озабоченная состоянием дел в области семейного воспитания, ищет новые, нетрадиционные формы родительской педагогики… К сожалению, нет особой помощи со стороны науки…» Таким образом, «бума» не случилось, а страна тем временем круто развернулась в другую сторону. И тут уж было не до семей и не до детей…

Для сравнения: такая же озабоченность состоянием дел в семейном воспитании наблюдалась с начала шестидесятых годов прошлого века в США. Но там ситуация сложилась иначе: программа помощи родителям в воспитании детей стала проводиться на федеральном уровне, поддерживалась общественными и религиозными организациями. Широкомасштабный «Тренинг эффективного родителя» Томаса Гордона (с серьезной научной, методической, материальной, финансовой поддержкой) проводился в стране повсеместно: в школах, церквях, центрах обучения взрослых. И тогда это принесло свои плоды. В нашей стране была попытка организовать «педагогический всеобуч» родителей, но это было строго обязательное, зачастую откровенно формальное «мероприятие». Отсутствие свободы погубило полезное начинание…

Вернемся к нашему Дому. Кто в нем хозяин? Поскольку «Теплый Дом» — это прообраз родного дома, то вопрос автоматически простирается на пространство семьи: кто хозяин в семье? А нужен ли вообще в семье хозяин? А является ли этот человек хозяином слова? И, наконец, хозяин ли он своей жизни? Здесь, в клубе, находится тренажер для начала отработки этих вопросов. Один из часто упоминаемых афоризмов (как художественный образ принципа активности в группе) принадлежит А. де Сент Экзюпери: «Мне всегда была ненавистна роль наблюдателя».

Работая в группе, человек учится делать самонаблюдения: вот я, я активно живу в этой жизни, откликаюсь на все изменения в ней, готов к взаимоподдержке, учусь слышать собеседника, даю обратную связь, хотя периодически «выпадаю», отвлекаюсь, отлыниваю или делаю осознанную паузу, вот я снова активен… А как дома? Также участник группы учится смотреть на жизнь своей семьи «с высоты птичьего полета», ведь в повседневной суете «за деревьями леса не видно», а здесь — видно.

С первых же встреч появляются клубные роли: «Хранитель времени», «Хранитель имен» (именных карточек — бейджей), «Хозяйка гостиной», «Хранитель опыта» (распечатки материалов к занятиям), «Хозяйка знаний» (круговорот в клубе книг, журналов, статей по проблемам воспитания), «Хозяин лучших мест» (следит, чтобы у каждого было пространство для работы) и т.д. Эти люди вправе вы­брать себе помощников; таким образом, значительная доля участников является ответственной за все происходящее в «Теплом Доме». Так, по крупицам, складывается ответственное отношение к общему делу и общему Дому.

А как обстоит дело в семье? Как там распределяется ответственность? Кто готов в трудный момент принять на себя большую ее часть? Как происходит поэтапная передача ответственности ребенку? Что вообще готов делать в семье городской ребенок — компьютерно обездвиженный, приплюснутый к телевизору? По первым отзывам родителей — целых два вида работ: выносить мусор и мыть посуду (оба воспринимаются детьми как ненавистная и рутинная повинность). Со временем в творческом поиске-опыте появляется много иных ответственных участков со-вместности взрослых и детей: еженедельное планирование дел и отдыха, добрые дела друг для друга, участие в ремонте квартиры (от этапа эскиза до воплощения в жизнь), годовое семейное финансовое планирование (обсуждение всех затрат семьи, крупных покупок, отдыха), самостоятельное приготовление ребенком домашних заданий (кстати, родителями клубные домашние задания тоже порой не выполняются: и этот грех перерабатывается нами в полезное дело: «когда б вы знали, из какого сора…»), организация семейных праздников (от разработки идеи до уборки после праздника). А вот уж совсем экстремальное семейное дело (только для отважных родителей, потому оно что повлияет и на их комфортную зону): совместное еженедельное планирование телевизионных передач. Делается просто: в воскресенье каждый член семьи фломастером своего цвета обводит то, что хотел бы посмотреть в течение недели. Потом обсуждение. Порой непростое. Зато потом жизнь в семье просветляется.

Таким образом, «Теплый Дом» как действующая модель реального дома запускает важные, актуальные механизмы жизнедеятельности семьи. Это невозможно сделать через цикл лекций, какими бы блистательными они ни были (некоторые родители приходят изначально именно с такими ожиданиями). Этому невозможно научить (да и как можно было бы на такое решиться). Научить нельзя, «заразить» можно! Создать можно совместными усилиями такую атмо­сферу, в которой каждому легче дышится, а потому хочется это же создавать в своей семье. В результате рано или поздно можно ненароком подслушать такой диалог взрослого и ребенка: «А в нашей семье счастье есть?» — «Полно

Часть III. ЛЮДИ, которые построили дом

Чем меньше мы знаем, что нам нужно делать,
тем больше мы знаем, что следует делать другим.

Рудорльф Дрейкурс

Чаще всего в клуб приходят двенадцати-тринадцатилетние родители. Нет-нет, не пугайтесь: среднестатистический биологический возраст родителей — тридцать-тридцать пять лет, а опекунов (бабушек и дедушек) и того больше — пятьдесят пять-шестьдесят. Но возраст родительства именно такой: двенадцать-тринадцать лет. «Как родителю вам столько же лет, сколько лет вашему ребенку», — слышит слова ведущего участник группы. «О, так у меня еще не все потеряно!», — думает отчаявшийся было от своей долюшки родитель.

Да, это естественный для обучения возраст (конечно, лучше бы в три-пять лет, но двенадцать все же лучше, чем тридцать пять), но вот есть ли готовность учиться в родительской группе? Тем более что обучение будет нестандартное: нелинейность знаний, россыпь идей (рождающихся «здесь и сейчас»), отработка их здесь же в группе, осознание полученного опыта, умение понимать свои чувства и доверять им. И наряду с этим — системность получения знаний: десять встреч (два раза в месяц) — рекомендованный минимум. Пунктуальность и обязательность: прийти вовремя, выполнить за две недели домашнее задание — семейный психологический практикум. Ответственность за порученное (или добровольно принятое) общественное дело, за ведение личного дневника.

Обычно первоначальный запрос родителей подростков связан с проблемой отсутствия У ДЕТЕЙ ответственности, пунктуальности и обязательности, системности в освоении знаний. Что ж, с этого и начнем, то есть начнем С СЕБЯ, с собственного продвижения в этом направлении. Можно, конечно, красиво поговорить об этих вещах, привести тысячи аргументов в пользу их. Ожидаемый результат: родители тоже научатся красиво говорить об этих вещах детям, приводить тысячи аргументов в пользу их. Но изменит ли это ситуацию к лучшему во взаимоотношениях взрослых и детей?

Снова обращусь к опыту американских психологов (в силу разных социально-политических обстоятельств они начали психологическую практику работы с родителями раньше нас). Вот, например, что пишет в одной из своих книг известный специалист по детско-родительским отношениям Адель Фабер: «Я была прекрасной матерью — до того как у меня родились дети. Я отлично знала, почему у всех людей возникают проблемы с их детьми. А потом у меня появилось трое собственных… В конце концов они меня достали. И хотя мне даже в страшных снах не снилось, что я могу на такое пойти, я присоединилась к родительской группе… Потом я стала следить за собой…» Многие участницы родительского клуба «Теплый Дом» говорят в начале пути примерно то же. И в группу многие приходят «партизанскими тропами», втайне от своей семьи, от мужей или жен. Однако спустя время некоторые члены семьи подтягиваются — тоже появляются в клубе, затем идут более дальние родственники, друзья-подруги со сходными проблемами в воспитании детей. Так в «Теплый Дом» приходят люди.

Это хорошие, умные люди, с уникальным жизненным багажом, часто очень успешные в других сферах деятельности. Я с большим уважением отношусь к тем, кто взял на себя одновременно смелость и смирение, чтобы прийти за помощью к специалисту, который не может изменить условий их жизни, но может помочь им справиться с вызовами жизни, помочь пройти вместе какую-то часть пути, не даст впасть в настоящий грех — безысходное уныние.

Что же самое трудное в начале совместного пути? На мой взгляд, это избыточная и запутанная информация о ситуации в семье — обычно люди много и подробно рассказывают о перипетиях своей жизни, о возникших проблемах, об источниках и виновниках этих проблем (до седьмого колена), но НЕ ПРО ТО ГОВОРЯТ. Безусловно, профессионал обязан работать с тем, что клиент принес. Принес перекладывание ответственности, ссылку на нехватку времени, приукрашивание своей роли, обвинения в чей-то адрес и т.д. — вот с этим и работаем. Но когда-то из этих запутанностей да нужно выйти на тропинку. Здесь ориентиром на местности может служить метафора (или притча). Она удивительным образом помогает снять внутреннее напряжение, высвечивает ситуацию в целом, и тогда человек сам приходит к ЦЕНТРАЛЬНЫМ ВОПРОСАМ своей жизни. Метафора содержит в себе решение проблемы на многих уровнях, и есть надежда, что на каком-то из них она будет усвоена клиентом. Поясню известной притчей: «Некий прохожий спрашивал у строителей о том, чем они занимаются. Каждый отвечал: «Несу кирпичи», «Замешиваю раствор», «Распиливаю доски» и т.д. И только один строитель сказал: «Я СТРОЮ ХРАМ!»

Когда центральные вопросы (ЗАЧЕМ? РАДИ ЧЕГО?) станут как локомотив перед вагонами, тогда и начнется движение, а в обратном порядке — состав сдвинуть с места проблематично. Но ведь это чаще всего и бывает в родительской практике — бесчисленное количество второстепенных вопросов и ни одного главного: «Как дела в школе?», «Какую оценку получил?», «Уроки сделал?». «А-МНЕ-ОНО-НАДО?» — внутренний ответ подростка. Следующий возможный шаг родителя — насилие (моральное или даже физическое). Вот пример (как притча). Отец и сын в кабинете врача. Доктор предлагает им присесть. Подросток продолжает стоять. Отец грозно приказывает ему это сделать. Сын продолжает стоять. Отец еще более сурово повторяет свой приказ. Сын выполняет его, но при этом говорит: «Я сел, но мысленно я стою!» Обсуждение этой притчи тоже может вывести на тропинку здравого смысла.

Что же следовало делать отцу? Не оставлять же этот проступок подростка безнаказанным? Откуда ж я знаю? Давайте думать вместе. О месте, о времени, об интонации этого разговора. Возможно, пригодится и этот поэтический образ (сейчас признаюсь: из личного опыта ведущего):

Стихи о пользе риса

Разговор течет меж пальцев —
Дочка рис перебирает,
Словно ниточкой на пяльцах
Контур жизни намечает.

Разговор тихонько льется —
Мама рис перебирает,
Словно вещь вот-вот порвется —
Штопка к жизни возвращает.

За окошком — горстка звезд,
На щеках — следы от слез.
В горке риса меньше сора,
Легче нам от разговора.

Один из центральных навыков, который получают родители в клубе — это навык задавания вопросов. С ответами у родителей, как правило, все в порядке. Между тем, возрастная психология учит, что чуть ли не единственной щелочкой для проникновения вос-питания в жизнь подростка является хороший вопрос. Воспитывайте вопросами! Если мы хотим, чтобы ребенок рос и развивался, то дадим ему для этого пространство. Пусть прорыв в новое он сделает сам!

Мне нравится мысль Артура Крафта (в его книге «Родители как психотерапевты») о том, что родители — лучшие специалисты в области воспитания своего ребенка. Он говорит: «Как ни странно, родители получают мало помощи в воспитании детей. Некоторые родители, серьезно обеспокоенные проблемами своих детей, ведут их к детскому психологу или консультанту… Но когда занятие оканчивается, психолог уходит… Родители чувствуют себя брошенными — это в лучшем случае, а в худшем — виноватыми в том, что являются, как им кажется, причиной всех проблем ребенка». Крафт поясняет свою мысль метафорой падения. Если упал ребенок, то взрослый становится спасителем, поднимая его. Но если упали оба (а иначе проблема вряд ли бы возникла), то можно подниматься вместе, помогая при этом друг другу. «Это действительно помощь — физическая и психологическая. Это и есть — расти вместе», — говорит ученый.

За десятилетие существования клуба «Теплый Дом» по ступеням (в прямом и переносном смыслах) к новым знаниям поднялось уже немало родителей. Не всем это дело пришлось по душе, но многие достойно и ответственно прошли нашу совместную часть пути, а некоторые на протяжении всего этого времени оставались друзьями клуба. И остаются сейчас. Они приходят на встречи по мере возникновения новых вопросов на новых этапах взросления их младших детей, для новичков являют собой пример приверженности общему делу, становятся помощниками для ведущего, когда идут дискуссии в малых группах, когда нужно особо кого-то поддержать. Таким образом, в клубе появляется все больше людей, нуждающихся в том же, в чем нуждаются организаторы и вдохновители «Теплого дома», а именно — в этой атмосфере глубокой подлинно­сти, которая бывает характерна для встреч близких по духу людей. Однако мы всегда помним, что клуб не должен быть подменой семьи. Счастлив тот, кто счастлив дома…

Зачастую отправной точкой в сторону «Теплого Дома» является школьная проблема ученика. Родитель бывает очень долго сфокусирован именно на этом частном случае нарушений во взаимоотношениях. Но задачи детства гораздо шире школьных задач. Возможно даже, что это самое динамичное, наполненное, драматичное, основополагающее и прорастающее (школьное) десятилетие является основой всего последующего в жизни. За это время стремительно вырастает сам ребенок (родитель и учитель так уже не изменятся), ему предстоит активно освоить этот (тоже меняющийся) мир, узнать себя в нем, выстроить отношения с ближним и дальним окружением, научиться многому, наметить будущий путь. Но человек до тех пор и считается ребенком, покуда с ним рядом есть взрослый, помогающий ему в этом пути, ведь, по сути, воспитание — это…

Послесловие

Воспитание — это… наука, обучающая наших детей обходиться без нас.

Эрнст Легуве

И без нас, психологов, психотерапевтов и других профессионалов. Вспомним, что родители — лучшие специалисты в области воспитания своего ребенка. Наши же задачи конкретны и локальны. Лучшее, на что мы можем быть способны — помочь родителям пройти наиболее опасную и туманную часть пути. В идеале — выйти вместе к свету и ясности. И все…

Какие таланты открываются в родителях за время нашего совместного пути! Их находки и открытия — всегда в центре внимания всей группы. Например, одна мама придумала передавать свою любовь маленькому сынишке через рукопожатие. Идут вместе, держась за руки, и мама три раза прижимает ладошку сына. Так зашифрованы три слова: «Я тебя люблю!» А со временем в ответ получает пять рукопожатий. Спрашивает: «А это что означает?» Оказалось — «Я тебя очень сильно люблю!!!» Иногда и слов не надо. Или вот… Мама часто предупреждала ребенка о том, что чаша ее терпения переполнилась. Не помогало. Напротив, ребенку нравились эти мамины слова, тогда мама показала: налила полную чашку воды, а потом стала пипеткой добавлять по капельке и одновременно невербально показывать, как она при этом печалится. Наконец, объем воды достиг критической массы, и она с плеском вылилась на ковер. Ребенок даже расплакался… и понял. Ситуация в дальнейшем изменилась. Или вот… Папа, вернувшись домой и заметив боковым зрением, что посуда в кухне не вымыта, спокойно проходил в другую комнату и, поцеловав сына, говорил: «Меня нет дома еще пятнадцать минут. Если ты еще чего-то не успел, пожалуйста, сделай это». Сын стремглав мчался в кухню и выполнял обещанное еще утром. Как важно оставить ребенку шанс быть хорошим, а не пригвоздить его наказанием! Конечно, все эти случаи стали возможны после того, как родители уже прошли часть туманного пути и задали себе главные, цент­ральные вопросы воспитания.

За десять лет жизни клуба в нем накопились и стали передаваться «по наследству» некоторые фразеологизмы, которые являются конспектом какой-либо актуальной темы. Как те рукопожатия талантливой мамы. Во время работы группы кто-нибудь напоминает остальным эти несколько слов, и всем ясно, про что это, а новичкам помощники поясняют. Со временем эти крылатые выражения мы собрали в горстку (умышленно не называя авторов классических афоризмов — ведь это уже фольклор). Передаю всем этот подарок от родительского клуба. Аще не всего приимете, то половину…

Афоризмы и юморизмы «Теплого Дома»

  • Ребенок не готовится к жизни, он уже живет.
  • Стань героем для своего ребенка!
  • Растем и развиваемся вместе.
  • Когда хочется ударить, попробуй — обними.
  • В клубе находят то, что уже имеют, но еще не знают о своем счастье.
  • Помни: нарушение дисциплины — это крик о помощи.
  • Родители, вывернетесь наизнанку, но будьте счастливы!
  • Когда ребенок оступился, смотри, не упади сам!
  • Вместо «Ты не объяснил» скажите: «Я не понял».
  • Родители, умейте пошалить!
  • Встретил ребенка с объятьями, и в каждой руке было по ремню.
  • Дисциплина — это обучение, а не наказание.
  • Между работой и домом находится душ.
  • Дверь к счастью открывается изнутри.
  • Не загоняй ребенка в угол, оставь ему шанс быть хорошим.
  • Рука, зажатая в кулак, ничего не принимает.
  • Удар судьбы в лоб говорит о том, что не подействовали ­пинки сзади.
  • Из двух ссорящихся виновен тот, кто умнее.
  • Не уставай пестовать в себе личность!
  • Где была ранка — вырастает мысль.
  • Полезный навык: разумный оптимизм.

Вот сижу сейчас на виртуальных ступеньках «Теплого Дома», перечитываю только что написанное и думаю: что-то все так гладко да позитивно, а где трудности? Где самоистязания, сомнения, борьба идей, наконец? Их что, не было за все десять лет? Были. Ну и что? Вам-то они зачем? Ведь есть же у меня тайная мысль (парит надо мной параллельным курсом): хорошо, если бы этот вид психологической работы с семьей кого-то еще заинтересовал, кому-то еще пришелся по душе (я уж не говорю о людях, которые уже давно и достойно это делают; я уважаю их и приветствую). Я про свои переживания и трудности понарассказываю, а у другого молодого специалиста их и не предвидится в этом месте. Какие-то другие, возможно, будут…

Хотя одним переживанием поделюсь: за день до встречи в клубе ничего другого не могу делать, как думать об этом, волноваться: как-то все у нас сложится? И сутки после встречи — тоже сильные переживания: не все сделано должным образом — учесть на следующей встрече. И так — все десять лет. Но это индивидуальная особенность отдельно взятого ведущего. А у вас, возможно, такого и не будет (хирургу же не обязательно самому ломать ногу, чтобы знать, как прооперировать ее у больного).

И еще, может сложиться впечатление, что организация такого важного для общества дела (простите уж эту высокопарность, но так оно и есть) под силу одному человеку. Конечно, нет. Здесь нужна команда профессионалов. Мне, можно сказать, повезло в том, что в ростовском Центре диагностики и консультирования такая группа заинтересованных людей была у самого основания клуба «Теплый Дом» и остается сейчас. Мы вместе прокладывали этот новый для себя путь. Не раз ко мне (как к ведущей групп) приходили минуты отчаяния и полного неверия в собственные силы, но всегда рядом были коллеги. Их искренняя поддержка, отсутствие жестких указаний, разделение ответственности за согласование дел с различными структурами управления образования, а главное — доверие — были лучшими созидающими помощниками.

Кроме того, мне самой было интересно расти и учиться. За эти годы я прошла обучение в МИЭК, и это оказало решающее влияние на смысл и стиль моей работы. Я не представляю, что бы я могла делать, не будь у меня за плечами мощной поддержки в виде групп Интенсивной Терапевтической Жизни А. Алексейчика, встреч со сказочником и психотерапевтом А. Гнездиловым, участия в семинаре австрийского психотерапевта (ученика В. Франкла) Альфреда Лэнгле. А также чтения их книг, в том числе моей настольной книги — «Практическое экзистенциальное консультирование и психотерапия» Эмми ван Дорцен. Но, к счастью, это все есть в моей жизни и наполняет ее смыслом.

Мне близок также взгляд православного философа Ивана Ильина на отцовство и материнство. Именно он, из своей дали (предвидя возможные в будущем промахи), предостерегает нас о том, что в искусстве воспитания важны не столько «готовые рецепты или специально предназначенные для воспитательных целей приемы», сколько сама атмосфера духовной свободы, искреннего выражения чувств. «Природа устроила так, — говорит философ, — что одно из самых ответственных и священных призваний человека — быть отцом и матерью — делается для человека доступным при минимальном телесном здоровье и половой зрелости… А утонченнейшее, благороднейшее и ответственейшее искусство на земле — искусство воспитания детей — почти всегда недооценивается и продешевляется; к нему доселе подходят так, как если бы оно было доступно всякому… или могло бы делаться как-то «само собой». На самом же деле тут все обстоит совсем иначе…»

Завтра поднимется по этим ступеням новая группа родителей, придут и старые друзья «Теплого Дома». Теперь я уж ни о чем другом не могу думать и прощаюсь с вами…


Власенко Ирина — психолог высшей категории, психолог муниципального «Центра диагностики и консультирования», руководитель семейного клуба «Теплый дом», выпускник МИЭК, преподаватель МИЭК, одна из создателей экзистенциальной театротерапии (г. Ростов-на-Дону). (Данные об авторе- на момент выхода статьи)

Опубликовано в журнале «Экзистенциальная традиция: философия, психология, психотерапия», №18, 2011.