«Для человека все важно, за исключением его собственной жизни и искусства жить. Он существует для чего угодно, но только не для самого себя»
Фромм Э.

САЙМОН ДЮ ПЛОКК В РОСТОВЕ: ВПЕЧАТЛЕНИЯ ОТ ВСТРЕЧИ

Россия удивила Саймона дю Плокка парадоксальностью. Он не скрывал своих эмоций, и я решила, что никогда больше дю Плокк не приедет сюда. И вдруг сейчас, полтора года спустя, я узнала, что он с большой теплотой вспоминает о своем пребывании в Ростове — что-то осветилось юмором; что-то проявилось, когда непосредственные впечатления сгладились. И теперь велика вероятность вновь увидеть Саймона дю Плокка в «загадочной» российской провинции.
Саймон дю Плокк поразил меня и, я думаю, многих других участников семинара, проводимого им в Ростове в сентябре 2002 г. в Институте экзистенциального консультирования и осмысления религиозного опыта. Прошло время, но мое отношение осталось прежним: это была Встреча.
Наиболее сильное впечатление осталось от публичного разбора клинического случая, проводимого психиатрами с участием Саймона, — был представлен больной с диагнозом «шизофрения». Несмотря на предварительно полученное согласие, пациент был зажат и напуган обстановкой клинического разбора, необходимостью говорить о своих переживаниях при большом количестве зрителей.
Первым беседовал с больным врач-психиатр из Ростова. Происходило это позиций классической ортодоксальной психиатрии, что было привычно и знакомо мне, многие годы проработавшей патопсихологом в психиатрической клинике. Больной — объект, «предмет» изучения, а врач — субъект, обладающий «высшим» знанием и правом судить, что правильно и нормально в поведении и ответах пациента, а что — нет.
Затем с больным беседовал Саймон дю Плокк. Он спросил пациента, как тот себя чувствует в данной ситуации. Услышав, что пациенту страшно и неуютно, Саймон ответил, что ему — тоже, что он впервые разговаривает с клиентом в такой обстановке. И вдруг дистанция между терапевтом и пациентом стремительно сократилась. Терапевт не был Богом, спокойным и судящим, не был в роли и маске «врача», он был таким же человеком, как и его пациент. На наших глазах происходило то чудо, о котором мы читали у Бубера, слышали на лекциях: возникал Диалог, то самое Я-Ты общение, преобразившее клиента. Он перестал реагировать на аудиторию, исчезли скованность и страх. В начале беседы пациент еще говорил, глядя на переводчика, но очень быстро он перестал его замечать, обращаясь прямо к Саймону. Эти двое существовали как бы сами по себе, в некоем общем пространстве. Пациент говорил о своих переживаниях открыто, непринужденно, он начал улыбаться, перестал сутулиться, чего не было в беседе с врачом-психиатром. Это было именно со бытие, в котором участвовали и мы все, не оставаясь равнодушными и безучастными зрителями. Что-то происходило с каждым из нас, возникали переживания и мысли, которыми мы после семинара делились друг с другом, которые важны и сейчас.
Саймон дю Плокк продемонстрировал ту степень вовлеченности в процесс терапевтической беседы, то глубоко личностное и аутентичное отношение к пациенту, на которое пациент не мог не откликнуться, проявляя скрытое до этого желание в свою очередь вовлекаться в жизнь без ощущения фатальности диагноза. Мы все тоже оказались вовлеченными, полученный опыт изменил и нас, оставаясь в памяти ярким переживанием и ресурсом личностного и профессионального роста.


Ольга Труфанова — кандидат психологических наук, доцент, замдекана психологического факультета Ростовского госуниверситета.