«Вы пришли в этот мир не для того, чтобы жить в соответствии с моими ожиданиями. Так же, как и я пришел сюда не для того, чтобы оправдать ваши. Если мы встретимся и поладим - это прекрасно. Если же нет, то ничего не поделаешь.»
Перлз Ф.

ВВЕДЕНИЕ В ТЕРАПЕВТИЧЕСКИЕ СКАЗКИ

Свидание было в кафе. В пять вечера в летний воскресный день, видимо, народ можно было затолкать в кафе только очень большими усилиями — потому что кафе было пустынным. Клиентка — миловидная девушка лет двадцати. Неестественная стройность выдавала в ней спортсменку или модель, а неподвижный взгляд — клиента. Они иногда встречались в кафе-кондитерской; чай, кофе и какой-нибудь десерт отдавали столик в их безоговорочное распоряжение. Во всем этом был какой-то французский колорит, — кафе, молоденькая девушка и седеющий джентльмен. Но, по-видимому, это их не очень волновало, а может, даже и устраивало.

В прошлый раз они говорили о парне, который девушке давно и безнадежно нравился, который после очного выяснения зашкаливающей серьезности ее намерений начал ее избегать и с которым она вступили в успешную Интернет-связь под каким-то ником. Она все хотела раскрыться перед ним и все боялась, что все кончится быстро и конкретно. А парень все настаивал и настаивал, чтобы Гульчатай приоткрыла личико. Они уже и говорили по телефону. Парень, видно, был еще та «вещь-в-себе», голоса ее по телефону совершенно не узнавал. «Ах, ах, ах, что мне делать, что мне делать, что мне делать?» — повторяла она и комкала в руках маленький платочек, совсем как героини сказок Андерсена. Девушка была поэтической натурой. Ей хотелось любить и быть любимой, но как-то по-особенному, не так, как у всех. У всех это было прозой. Конкретно решить конкретную задачу: переспать с намеченным мужиком, выйти правильно замуж, квартира, машина, работа, здоровый ребенок, отдых в Анталии. В этой прозе жизни ей было неуютно.

«Доктор, — сказала она, — я принесла с собой рассказ. Это мой рассказ. Знаете, я читала этот рассказ ему по телефону, и он меня слушал, долго, вечером, почти ночью». Она смотрела на меня долгим грустным немигающим взором. «Что мне делать, доктор?» — «Вам понравился такой вечер?» — «Очень понравился. Я боюсь, что больше такого не повторится». — «Почему?» — «Ну, как-то… ощущение неповторимости. Нужно что-то другое, нужно новое, а я не умею. Мой рассказ был как ниточка; он слушал, я говорила, больше нас ничего не связывает, только эта тоненькая ниточка».

Как молния, в голове пронеслось — Шахерезада.

«Чего Вы от него хотите?» — «Быть ему нужной». — «Вы серьезно? Вам этого было бы уже достаточно?» — «Хотя бы это». — «Слушайте, а Вы готовы будете рассказывать ему всякие истории 1001 ночь подряд?»

Она опешила, явно не спешила с ответом. Потом, наконец, не отрывая взгляда от какой-то точки у меня на ухе, прошептала: «Я не готова. Очень хочется… но не готова». Помолчала — и снова прошептала, наконец посмотрев мне в глаза: «Помогите, доктор».

Долгое-долгое молчание. Так, что можно было выпить все кофе. «Откуда я возьму столько историй?» — «Шахерезада ведь была молода, откуда она брала?» — «Помогите, доктор».

И тогда доктор начал рассказывать сказки для Шахерезады.


Есельсон Семен — директор Международного института экзистенциального консультирования, практикующий экзистенциальный консультант, философ, конфликтолог; стаж консультирования — 23 года (г. Ростов-на-Дону). (Данные об авторе — на момент выхода статьи)

Опубликовано в журнале «Экзистенциальная традиция: философия, психология, психотерапия», №9, 2006.